Imperial Commissar (imperialcommiss) wrote,
Imperial Commissar
imperialcommiss

Categories:

Беженцев из Донбасса массово выгоняют из России с 1 января 2017 года



По решению правительства РФ местные власти Казани вынуждают беженцев из Донбасса уезжать домой, выселяя их из пунктов временного размещения, об этом сообщает местное издание Рrokazan.ru.

Многодетные матери, среди которых есть и жены боевиков Донбасса, а также матери-одиночки должны были покинуть территорию Татарстана до 3 февраля. Министр труда, занятости и социальной защиты Татарстана Эльмира Закирова рассказала, что с начала развития боевых действий на юго-востоке Украины в республику прибыло около 9 тыс. беженцев. На сегодняшний день под опекой государства осталось лишь 150 граждан Украины.

Власти Мурманска также выселяют украинских беженцев с детьми. Администрация Мурманска заявила о принудительном выселении донбасских беженцев с детьми из общежития на улице Сафонова с 1 февраля. Как сообщает FlashNord, власти ссылаются на постановление губернатора Мурманской области Марины Ковтун о ликвидации пунктов временного размещения (ПВР) для беженцев из Украины.

Сейчас в общежитии находятся 32 беженца из Донецкой и Луганской областей, в том числе 7 детей.

«Они не хотят выезжать, даже несмотря на постановление правительства. Говорят, что никак не могут найти себе жилье», — сообщила начальник отдела по работе с обращениями граждан администрации Мурманска Елена Калинина.


Российское правительство решило с 1 января 2017 года закрыть пункты временного размещения (ПВР) для беженцев из Донбасса. Если в начале 2015 года в России действовали 576 ПВР, то к концу 2016-го их почти не осталось. Об этом сегодня рассказывает российский «Коммерсантъ». Как отмечается в статье, один из последних ПВР доживает свои дни в муниципальной гостинице Старого Оскола «Русь». Это единственный действующий из 133 пунктов, открытых в 2014 году в соседнем с Украиной белгородском регионе. Номер с телевизором и холодильником с июля 2014 года занимает последняя постоялица, 56-летняя Елена Прокопенко.

Остальные комнаты на этаже сдаются под парикмахерские и офисы.

«Я доведена до отчаяния. Выгнали всех, с первого января выгонят и меня», — жалуется она.


В разрушенном Луганске она оставила свекровь, дочь и квартиру, в Россию добиралась через Харьков. Устроилась подсобной рабочей на кондитерскую фабрику «Славянка», получает 8-10 тыс. руб. в месяц. По ее словам, «просить на выход» ее начали еще в марте 2015 года, когда в ПВР вместе с ней находилась еще сотня граждан Украины.

«Сначала семьям с детьми прекратили оплачивать дорогу до детского сада, потом сняли с питания, — рассказывает жительница ПВР. — Все время повторяли, что русские в своей стране бесплатно не живут, а мы удобно устроились».


Домой гражданка Украины не желает возвращаться до августа 2017 года — именно тогда истечет срок ее временного убежища. Она боится, что возобновить статус не удастся, даже если дома возобновятся военные действия. По словам Елены Прокопенко, остальные жители ПВР сняли жилье у местных:

«А я одна не потяну. Люди у церкви просили денег на обратную дорогу. Предпоследних жильцов выселили через суд, мне тоже в начале года пришлют повестку. У меня подруга в ПВР в Татарстане, там происходит то же самое, всех выгоняют».


Елена Прокопенко ходила за помощью в местные отделения КПРФ и «Единой России», там ей порекомендовали обратиться к журналистам. Она последовала совету, но в итоге в местной газете вышла статья с заголовком «Пора и честь знать».

Юрист Дома прав человека и сети «Миграция и право» Вячеслав Битюцкий рассказал изданию, что сейчас к правозащитникам по поводу закрытия ПВР обращений почти не поступает. Выходцы с Донбасса в России «рассеялись, живут частным порядком и бедствуют», испытывая трудности с жильем, пропиской и работой. По оценке комитета «Гражданское содействие», с начала военных действий на Донбассе в 2014 году временное убежище в России предоставлено 300 тыс. граждан Украины, а статус беженцев получили всего 275 человек. Как рассказали изданию в МВД, удостоверение беженца в России на срок до трех лет получили, например, бывшие сотрудники «Беркута», которые могут стать жертвами преследований в своей стране. Остальные в основном получили временное убежище, которое дается на год и может продлеваться.

Оба статуса дают право на трудоустройство, их обладатели могут в приоритетном порядке получить российское гражданство, миновав стадию вида на жительство. Но как раз с оформлением документов, по словам господина Битюцкого, много проблем, и ситуация усугубилась после упразднения Федеральной миграционной службы весной 2016 года.

«Канцелярия ФМС в Воронеже ликвидирована: можно поговорить с охраной, но документы не сдашь. Это безобразие творится целый год, и конца этому переходному периоду я не вижу», — продолжает господин Битюцкий.


Доходит до того, что решившим осесть в регионах иностранцам полицейские предлагают отправлять пакеты документов в Москву по почте.

«Иностранцам в России лучше прятаться», — сожалеет правозащитник.


По данным издания, с 2014 по 2016 год в Россию с юго-востока Украины приехали около 1 млн человек, что составляет около 40% всех находящихся в РФ украинских мигрантов. Временного убежища просили более 415 тыс. человек, из которых отказали 995. Более 260 тыс. человек ходатайствовали о разрешении на временное проживание, из них отказали 889.

Еще 152 тыс. человек стали участниками программы по добровольному переселению соотечественников. Российские и другие СМИ много писали о тех огромных трудностях, с которыми сталкиваются беженцы с Донбасса в «братской» России, которая начала почти три года назад гибридную войну против Украины и, соответственно, по вине которой миллионы жителей Донбасса стали беженцами.

«Людей выгоняли на улицы… Украинские граждане постоянно к нам обращаются, теряют работу, жилье. Кто-то ищет деньги на возвращение. Одна гражданка Украины из Донецка с ребенком, к примеру, освободилась из российской тюрьмы, куда ей деваться, совершенно непонятно», — писал, например, в сентябре нынешнего года «Коммерсантъ».


Осенью прошлого года года российское издание «Регнум» рассказало, что беженцы из Украины в Барнауле голодают, не имея жилья и работы. Также в конце минувшего года немецкое издание Deutsche Welle поведало, как из России изгоняют украинских беженцев. В комитете помощи беженцам рассказали, что общая политика российского государства направлена на постепенное избавление от представителей украинского народа.

«Мавр сделал свое дело — и значит, в нем уже нет необходимости», — прокомментировала тогда ситуацию правозащитница Елена Буртина.


И совсем недавно — в начале текущего месяца — российское издание Life.ru поведало просто жуткую историю. Московские школьники довели до попытки суицида своего одноклассника, переехавшего учиться в Москву с оккупированной Россией территории Донбасса. Из-за жесточайшей травли москвичей 17-летний Данил перерезал вены на руках. Он затем рассказал следователям, что на протяжении двух последних лет, что живёт в Москве, его постоянно били, обзывали «хохлом» и кричали «Слава Украине!»
Tags: Общество, Политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments