Imperial Commissar (imperialcommiss) wrote,
Imperial Commissar
imperialcommiss

Categories:

Оружие Возмездия или Шаг от Победы. Часть I


Всего одного года не хватило Гитлеру для Победы над 
СССР, Британией и США

Часть I

22 июня 1996 года, когда все русские скорбели по трагедии сорок первого, по телевидению выступал очередной евро-демократический мыслитель Владимов. Лауреат забугорной букеровской премии. Мол, надо было, отбросив гитлеровцев за рубежи страны, остановиться и не идти в Европу. Не превращая, дескать, освободительную войну в завоевательную.

А несколькими годами ранее вылез перебежчик Резун, который под псевдонимом Суворов заполонил страну книжонками, силясь доказать, будто бы СССР не следовало заниматься строительством танковых армад и колоссального воздушного флота. Это, мол, привело лишь к гибели миллионов людей в ходе сталинской индустриализации. Оказывается, нам надо было воздвигнуть мощнейшую линию укреплений, которую гитлеровцы якобы были бессильны прорвать.

Но мы – не резуны и не владимовы, и потому хорошо знаем, что могло случиться, пади Союз в 1941 или 1942 годах. Да даже остановись мы на своих рубежах в 1944-м, оставив под пятою немцев Польшу, Чехию и Венгрию, Австрию, Норвегию и Югославию, Румынию и Словакию. А знаете ли вы, на пороге какого могущества стоял Третий Рейх, какую мощь он мог обрести даже после страшных поражений на русском фронте в 1942-1944 годах? И каким подарком была бы для него и владимовская остановка на границах, и резуновское зарывание в землю?

Начнем всего лишь с двух примеров.

Самым быстрым самолетом Союза тех времен был Як-3, одна из модификаций которого в 1944 году достигла скорости в 730 верст в час. В 1942 году мы попытались построить перехватчик БИ-1 с ракетным жидкостным двигателем и скоростью в 970 километров в час. Но сделали его с прямым "дозвуковым" крылом, и потому при попытке достичь рекорда БИ-1 вошел в неуправляемое пике. Он врезался в землю, унеся с собою жизнь талантливейшего летчика-испытателя Григория Бахчиванджи.

Зато немцы тогда изучали уже сверхзвуковые скорости, работая в лабораториях Отцаля и Геттингена, Детмольда и Гамбурга, Травемюнде и Пенемюнде. Главный конструктор фирмы "Мессершмитт" Александр Липпиш трудился над сверхзвуковым истребителем "Егер ЛП-13" – узким бесхвостым треугольником, рассчитанным на скорость то ли в 1955, то ли в 2410 километров в час. Именно с помощью Липпиша американцы в 50-х годах построят свой первый сверхзвуковой бомбардировщик "Конвэр". Тоже треугольный и тоже бесхвостый. В Германии уже летали модели "Егера", и был готов его экспериментальный планер. И дай мы Гитлеру "владимовскую передышку", то эскадрильи немецких сверхзвуковиков в пух и прах разнесли бы и русские, и британские, и американские ВВС. Ибо реактивный "Метеор" англичан в 1944 году развивал всего 660 километров в час, а штатовский "Шутингстар" – только восемьсот восемьдесят в 1945 году.

Пример второй: в начале 1945-го, под тяжелыми бомбежками англо-американских "летающих крепостей", при страшном дефиците стратегических материалов германцы не только достигают рекордного уровня в производстве вооружений, но и едва не опережают лос-аламосский проект Рузвельта. Мучаясь от недостатка урана и тяжелой воды, группа Гейзенберга и Виртца дважды едва не осуществила цепную реакцию, чуть не создав атомную бомбу. Дважды – в январе в Берлине и в марте – в пещере Хагерлох. Так что будь на месте Сталина резуны иль владимовы – и пошли бы прахом все жертвы русского народа.

***

Зачем нам, русским, военно-промышленная мощь?

Пора сказать: в 1941-м нам противостояла огромная военно-промышленная машина, поистине цивилизация Черной Свастики, которая умела производить чудовищные орудия смерти. Не зря после падения Рейха научно-техническая революция получила мощный толчок – благодаря взятым в Германии трофеям. И выйди против немцев в 1941-м ситцево-крестьянская страна, танковые клинья гитлеровцев пронзили бы ее до Урала с легкостью, с которой раскаленный нож входит в подтаявшее масло. К сожалению, мы очень мало знаем о том, что дал гитлеровский ВПК к 1944-1945 годам, невзирая на крайнее напряжение немецких сил. Попробуем хотя бы вкратце обрисовать сию картину.

Потрясает немецкая сухопутная мощь. Только с 1944-го наши Т-34 могли поражать в лоб "тигры" и "пантеры", тогда как их пушки свободно пробивали нашу броню. "Тигры" уже могли ходить под водой, форсируя реки, оснащались приборами ночного видения. Немцы сумели создать отличные средства зенитной обороны своих бронированных армад. В документальных кадрах о современной армии вы, наверное, много раз видели установки "Шилка", смахивающие на небольшой танк со счетверенными скорострельными пушками. "Шилки" появились у нас в 60-е – для защиты бронеколонн от атак самолетов. Но в том-то и дело, что прообразы таких машин, танки с многоствольными зенитными орудиями, в массовом масштабе появились у гитлеровцев – "Вирбельвинды" и "Мобельвагены". У нас же товарищ Сталин слишком поздно поставил к стенке маршала Тухачевского – ведь тот успешно подорвал развитие русских скорострельных пушек, увлекшись созданием тяжелых и неповоротливых химер, универсальных орудий. Они должны были одновременно быть и зенитками, и полевыми пушками. В итоге мы вступили в войну со скорострельными системами, отставшими от немецких на 50-60 лет. И там, где немецкие штурмовики да пикировщики встречали лишь пулеметные очереди да редкие "плевки" морально устаревших орудий, наши летчики напарывались на лавину стали из гитлеровских "флак-систем".

Враги наши сумели создать мощное противотанковое оружие. Их реактивными гранатометами-"фаустпатронами" даже ребенок мог уничтожить самый тяжелый русский танк ИС-2. Реактивный гранатомет "Панциршрек" бил на 100-150 метров, поражая бронированные цели и доты. Они почти сумели выпустить противотанковые ракеты "Роткэпхен", управляемые на расстоянии.

В их послужном списке есть и создание совершенно оригинальных систем оружия, которые и поныне остаются весьма актуальными. В 1991 году, после окончания войны с Ираком, в западных масс-медиа горячо обсуждался нереализованный Саддамом Хусейном проект "Вавилон" – постройка огромной пушки, способной бить стреловидными снарядами на сотни верст, обстреливая Израиль и другие соседние страны. Но самое-то примечательное заключается в том, что работа над подобными системами шла в Третьем Рейхе, и достаточно успешно!

Немцы первыми в мире применяют в 1944 году крылатые и баллистические ракеты, сконструированные Вернером фон Брауном. Самолет-робот Фау-1 бил на триста километров, неся со скоростью 600 километров в час 800 кило взрывчатки. Почти не уступая по силе взрыва современному американскому "Томагавку", эта машина работала на дешевом низкооктановом бензине. На Лондон с 13 июня 1944-го обрушилось около шести тысяч этих крылатых ракет. Вынашивались и планы их атак на стойко оборонявшийся Питер-Ленинград, и только натиск наших ратей сорвал замысел немцев. Каждая ракета этого типа стоила 61 тысячу марок – в тридцать крат дешевле бомбардировщика, который редко жил дольше 5-10 боевых вылетов. Германцы научились запускать Фау-1 с самолетов "Хейнкель-111". И если бы мы не выстояли, Англия рисковала увидеть дьявольские "дожди" из крылатых ракет, начиненных убийственными газами и смертоносными бактериями.

А вот Фау-2 несла уже тонну взрывчатки. Эта баллистическая ракета била на 330 километров, достигая максимальной скорости в 1600 метров в секунду, выскакивая в пике траектории на высоту в 90 километров – почти в космос! Позже подобные ракеты использовались американцами для вывода спутников на орбиту. Защиты от Фау-2 тогда не было, она летела к цели быстрее звука. Поражала как гром среди ясного неба. И только взрыв, разметывавший в куски людей и стиравший с лица земли целые кварталы, возвещал о падении этого страшного оружия. Свыше пяти тысяч этих снарядов было выпущено по Лондону, Антверпену, Брюсселю и Льежу. А если бы немцы дополнили все это атомными боеголовками? Были б тогда на свете все эти нынешние владимовы, гусинские, явлинские и радзинские? Ведь немцы-то племя еврейское, ох как недолюбливали!

Но ведь и эти обе "Фау" – еще не все. В ночь на 30 ноября 1944 года береговая охрана США уничтожила высадившуюся на атлантическое побережье немецкую разведгруппу "Эльстер". Ни один из этих воспитанников знаменитого эсэсовца Отто Скорцени в плен не сдался. Но среди багажа погибших нашли портативный и весьма мощный радиомаяк. Позже выяснится:его должны были установить на одну из башен-небоскребов Манхэттена в Нью-Йорке. А на его сигналы пошла бы огромная баллистическая ракета, 29-метровая А9/А10 (3,5 м в диаметре). То было уже поистине космическое оружие, двухступенчатое детище того же фон Брауна с дальнобойностью в 5 тысяч километров. Первая партия состояла из двух ракет. Одну планировалось испытать, выпустив по Гренландии. Вторую, с боеголовкой в тонну мощного взрывчатого "Аматола 60/40" собирались запустить на Нью-Йорк. А управлять ею решили посадить пилота-смертника. Практически – первого на планете космонавта ("Мир новостей", 7.10.1996 г.; "Люфтваффе 1946", Варшава,1996 г., с.41).

Сведения о ходе эксперимента довольно туманны. В книге А.Вольфа "Крушение кернверка" (Москва, 1977 г.) говорится о том, что операция "Эльстер" – запуск трансатлантической ракеты, прошла 8 января 1945 года, закончившись неудачей. Д.Ларин в "Мире новостей" сообщает, что еще один старт случился 24 января 1945 года. Ракету вел пилот Рудольф Шредер. Однако на десятой секунде после взлета ему почудилось, будто ракета загорелась, и он раскусил ампулу с цианистым калием, предусмотренную для избавления от мучительной смерти. Тем не менее, А9/А10 пошла нормально, выскочив в космос по баллистической траектории и набрав скорость для броска через океан. Но без управления (а у нее были несгораемые газовые рули в соплах двигателей) машина сбилась с курса и упала где-то в Атлантике.

В "Технике - молодежи" №4 за 1993 год Станислав Зигуненко сообщает, что немцы произвели 48 пусков А9/А10, причем в 1944 году на старте и в воздухе взорвалось 16 машин. Что вполне объяснимо – немцы страшно спешили, а идти им приходилось по совершенно неизведанному тогда пути. При остром дефиците времени и ресурсов, надрываясь в войне на два фронта. Однако начальник военного отдела СС оберштурмбаннфюрер Скорцени успел набрать отряд военных космонавтов – от сотни до полутысячи людей по разным сведениям. "Похоже, их собирались использовать для наведения ракет на конечном этапе полета. Причем фон Браун вовсе не собирался делать из пилотов стопроцентных камикадзе – после нацеливания ракеты, скажем, на Нью-Йорк, они должны были выбрасываться с парашютом над заданным местом в океане, где их поджидали бы подводные лодки", – пишет автор. Добавим примечательную деталь: обратите внимание на картинки космических кораблей в книгах догагаринской эры и на наши открытки со стилизованными изображениями ракет даже более позднего времени.

Своими очертаниями и огромными крыльями-стабилизаторами они точь-в-точь – старые немецкие "Фау"...

***

Гитлеровцы оказались отменными ракетчиками. В 1943-м они испытали первую в мире крылатую радиоуправляемую противокорабельную ракету "Хеншель". Но с равным успехом Германия могла атаковать ими нефтепромыслы Баку, Ирака, Ближнего Востока.

Схема ее применения? Бомбардировщик "Хейнкель-111" приближается на 10 километров к цели и выпускает подвешенную под брюхом ракету, находясь вне зоны зенитного огня. Самолет уходит в сторону, а оператор на его борту, шуруя рычажком на пульте, направляет полет "Хеншеля". Когда оказалось, что визуальное радиоуправление весьма неудобно, гитлеровцы установили на самолет-снаряд видеокамеру, и теперь оператор мог наводить "Хеншель", глядя на экран телевизора. Германия не успела поставить это оружие на конвейер. Русские не дали.


А если б случилось иначе?

"Хеншели" усовершенствованы, и к началу 1945-го производятся тысячами. В декабре 1944-го в Арденнах удар по американцам и англичанам наносят не второсортные дивизии вермахта из стариков и зеленой молодежи, а снятые с Восточного фронта закаленные ветераны. И горючего у немцев не в обрез, как в реальном декабре 1944-го, а "под завязку" – ведь русские не заняли нефтеносную Румынию. В Арденнах в реальной истории обессиленные немецкие армии сумели на 200 километров отбросить сытые и до зубов вооруженные американские части. Только январское наступление Сталина на Одере да дефицит топлива заставили Гитлера отступить. Но в нашем варианте западные союзники снова сброшены в море. В дело идут "Хеншели". Лучшие асы люфтваффе, щеголяя в тонких перчатках из человечьей кожи, хвалятся перед берлинскими фрау своими лихими рейдами.

Скоростные двухмоторные "Дорнье-217" на скорости в 528 километров в час атакуют флот союзников крылатыми самолето-снарядами и радиоуправляемыми бомбами "РХ-1400", способными крушить броню линкоров. С воздуха их прикрывают "Стрелы", До-335 (763 километров в час) – сигарообразные дьяволы с хвостовым оперением, как у авиабомбы, с пропеллерами на носу и на корме, с тремя пушками. Рядом с ними в небесах – последние модификации истребителей Курта Танка (704 километров в час), и они прикрывают налеты новейших "Юнкерсов" и "Кондоров" с атомными бомбами в боевых отсеках и с крылатыми ракетами под крыльями. Англия надежно отрезана от своих колоний и континента, в радиоактивных руинах ее городов царит смерть и бродят трупоеды. Пилоты реактивных Ю-287 и "Арадо-234" наблюдают зарева над Британией с безопасной высоты. Настает и наша очередь: у Германии появляются межконтинентальные ракеты Брауна и аэрокосмические бомбардировщики Зенгера. Она приступает к массированным обстрелам химическими, бактериологическими и атомными боеголовками. Вторая мировая стремительно становится ядерной войной.

Цивилизация Черной Свастики почти была к ней готова, остановись мы на своих границах в 1944-м и дай немцам спасительную передышку. Ибо что мог противопоставить Рейху Запад, оставшись с ним один на один? Ночные рейды тяжелых бомбовозов и немного бомб, подобных хиросимским. Но у Германии теперь есть и ночные истребители с радиолокаторами на борту, и сверхзвуковые перехватчики Липпиша. А еще зенитные ракеты, надежно прикрывающие крупнейшие германские центры мощи. Ведь в 1944 году гитлеровцы испытывают первые в мире ракеты ПВО – сверхзвуковые "Рейнхотер" и "Фойерлили" фирмы "Рейнметалл", дозвуковые "Шметтерлинг" профессора Вагнера и мессершмиттовский "Энциан". Их хватало с лихвой – ведь тогда даже самые лучшие западные бомбардировщики летали втрое медленнее звука.

Летом 1944 года с благословления шефа СС, всесильного Гиммлера, талантливый конструктор Эрих Бахем получает в свои руки завод и приступает к созданию системы "Наттер" ("Гадюка") – уникального гибрида вертикально стартующей ракеты и одноразового перехватчика с целой батареей реактивных снарядов в носовой части фюзеляжа. Пилотов для этого дешевого оружия можно было готовить из рядовых солдат без всякой летной подготовки, за две-три недели. Взлетев, водитель "Наттера" на скорости в 990 километров в час нагонял любой западный (да и, увы, наш) бомбардировщик, накрывая его шквалом ракет. Бой занимал считанные минуты, у "гадюки" быстро иссякало топливо, и пилот покидал аппарат на парашюте. Вслед за ним отстреливался и тоже опускался на парашюте двигатель "Наттера" – для повторного использования.

По своим характеристикам эта система могла стать отличной системой объектовой ПВО, вполне способной сладить даже с тяжелобомбардировочной авиацией США 1948-1950 годов. Первые атомные бомбы американцы сбрасывали на парашютах, и немцы вполне могли уничтожать их еще на высоте, не позволяя лопаться ядерным пламенем – либо "Наттерами", либо – ракетами и реактивными истребителями-перехватчиками. Первые 36 "Наттеров" появились на позициях у Штутгарта в конце марта 1945 года, но немцы не успели ими воспользоваться. Уж слишком стремительно сталинские рати шли на Берлин.

Немцы успели создать даже ракеты "воздух-воздух" для своих истребителей. Жидкостная Х-4 управлялась по тонким проводам, а пороховую "Хеншель-298" вели по радио. Кстати, немцы выступают и отцами оружия высокой точности. Доктор Крамер в 1943 году выпустил радионаводимую 1450-килограммовую глайд-бомбу "Рейнметалл-Борзиг". Всего одной такой штукой немцы отправили на дно плавучую бронированную крепость - супердредноут "Рома" в том же сорок третьем. Наши храбрые евродемократические обличители покойного Сталина все время талдычат нам, будто бы принудительный, подневольный труд бессилен создать технологические чудеса. Однако на сборке архисложных "Фау" фон Брауна работали узники концлагеря "Дора". А у Гитлера в 1944-1945 годах были миллионы славянских рабов...

***

И уж коли речь зашла о войне в воздухе, то здесь немцы были опаснейшим противником. Взять хотя бы поршневую машину Курта Танка, "Фокке-Вульф-190", которую выпускали и как истребитель, и как штурмовик. Трех-, а то и шестипушечный самолет разваливал в воздухе даже тяжелую "летающую крепость", ощетинившуюся 13 пулеметами, не говоря уж о русских более легких бомбардировщиках. Чем его только немцы не вооружали – не оснащали! И радарами, и электронными распознавателями "свой-чужой". Ставили многоствольные мотор-пушки с электроприводом, обладающие огромной скорострельностью. (Минет только полвека, и практически такие же пушки станут ставить на реактивные штурмовики США и СССР, на вертолеты "Хью Кобра" и Ка-52). Подвешивали ракеты "воздух-воздух" и противотанковые "Панцерблиц", с которыми ФВ-190 заходили на наши танковые колонны в Белоруссии. Последняя модель этого самолета, Та-152, имела систему впрыскивания закиси азота в цилиндры двигателя, и это позволяло ей на короткое время достигать почти реактивной скорости в 750 километров в час. Однажды сам Танк легко ушел на безоружном самолете от четверки американских "Мустангов".

А в серию у гитлеровцев шли уже реактивные машины. В 1942 году они испытывали "Мессершмитт-262", известный по имени "Штурмфогель" – "Ураганная птица". С двумя турбореактивными двигателями, развивающая скорость в 900 километров в час (наши ястребки – 600-650 километров в час), эта смертоносная, но великолепная машина имела и радилокатор, и мощные пушки. Американцы, облетав Ме-262 после войны, назвали его лучшим истребителем Второй мировой и поражались тому, насколько он технологичен, насколько прост в сборке. Их поразило в нем все, и даже прекрасное качество радиосвязи: чистый звук, никакого треска и шума, так мучившего пилотов русских и западных истребителей. В 1947-м "262-й" почти на равных состязался в гонках с истребителями ВВС США.

В первом же воздушном бою с американцами 36 Ме-262 свалили наземь двадцать четыре "летающих крепости" и пять истребителей, потеряв всего двух своих. "Штурмфогели" успешно сбивали скоростные британские бомбардировщики "Москито", которые дотоле лихо налетали на Рейх без прикрытия. Скорость "Мосси" превышала 600 километров в час, и британцы даже не ставили на него оборонительных пулеметов. Но Ме-262 быстро развеяли их самоуверенность. Потом на Западе скажут: появись сей самолет у немцев хотя бы полугодом ранее – и исход войны мог стать совсем другим. Гитлер просто не успел подготовить достаточно пилотов и произвести побольше "262-х" – ему не дали сделать этого мы, рвавшиеся неудержимо к его логову. Но заметим – Ме-262 серийного образца выступал машиной с еще дозвуковым, прямым крылом и двумя турбореактивными двигателями "Юнкерс Юмо" с тягой по 900 килограммов. Однако строился уже Ме-262ХГЗ со стреловидными плоскостями и с моторами "ХеС 011" тягой по 1320 кило. Быстроходность такой машины достигала почти тысячи верст в час!

Немецкая машинерия породила к концу 1944-го ракетный перехватчик Ме-163 (около 1000 км/час), убийцу "летающих крепостей". Турбореактивный перехватчик "Хейнкель-162" "Саламандра". Бомбардировщик "Арадо-234" с вариантами установки на него крылатых ракет Фау-1. Но мне вспоминаются кадры немецкой кинохроники марта 1945 года. На аэродроме уныло стоят мертвые Ме-163 – нет горючего. Русские перехватили румынскую нефтяную аорту!

Мне видится и другая картина. Линейки МиГов и боевых вертолетов с облезшими трехцветными значками российских ВВС, замершие без топлива на унылых аэродромах. Тоже замершие без горючего. А над ними проносятся легкие стреловидные Л-310 с эмблемами в виде оскаленных волчьих голов и зеленых кругов. А в их кабинах пилоты в черных повязках поверх шлемов жмут на гашетки пуска ракет. Я вижу черные линии графиков Минтопэнерго: стремительное падение производства нефти, бензина, газа в 1991-1996 годах. Вижу бесстрастную статистику падения инвестиций в геологоразведку, в реконструкцию скважин и нефтепроводов. И везде – критические рубежи провала, 1998-2001 годы. Наши нефтепромыслы нынче не бомбили стаи "юнкерсов". Наши силовые станции не горели от бомб "Хейнкелей". "Реформы", демократия и сникерсы оказались страшнее "Юнкерсов"...



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments