Imperial Commissar (imperialcommiss) wrote,
Imperial Commissar
imperialcommiss

Categories:

Полвека назад в Москве искали альтернативу проамериканской глобализации


Полвека назад, 3–12 апреля 1952 г. в Москве состоялось международное экономическое совещание, где СССР и СЭВ предложили создать, в противовес экономико-политической экспансии США, общий рынок товаров, услуг и капиталовложений социалистических и развивающихся стран. Сегодняшняя же "глобализация", навязываемая в американском варианте, выдвигает схожие проблемы не только перед Россией.

Итак, апрель 1952-го. Уже вовсю "работает" пресловутый план Маршалла, приспособивший экономику большинства стран Европы к долгосрочным нуждам США и НАТО; свои модели жестко навязывают Международный Валютный фонд (МВФ) и Всемирный Банк (ВБ). В то же время создан Совет Экономической Взаимопомощи (в 1949 г.), а развивающиеся страны постепенно развивают торговлю и сотрудничество с СССР, другими участниками СЭВа и с КНР. В апреле 2002 г. ситуация стала во многом схожая.

Если 50 лет назад в роли экономико-политического "диктатора" выступали США, НАТО и другие аналогичные блоки, то сегодня их стратегический союзник, наряду с МВФ и ВБ, Всемирная Торговая Организация (ВТО). Судя по нынешней "тональности" диалога России, Белоруссии и многих других стран с ВТО, ее главная задача – вынудить тех, кто остается за рамками индустриально развитых и финансово самодостаточных государств, в одностороннем порядке открыть свои рынки для любого импорта, сократить госрегулирование экономики и внешней торговли.

Кроме того, ВТО намерена жестко контролировать промышленный (но, заметим, не сырьевой) экспорт из развивающихся и бывших соцстран. А в качестве "аккомпанемента" такой политики США вводят либо односторонние дискриминационные пошлины, скажем, на российскую, украинскую сталь или белорусские химудобрения с текстилем, либо экономико-политические санкции против тех государств и фирм, что торгуют и сотрудничают с "изгоями", к которым сегодня в Вашингтоне относят почти 20 стран – от Судана до Белоруссии. Словом, рука руку моет?

Схожая "глобализация" доминировала и в начале 50-х годов. В пересчете на текущие цены тогдашние убытки СССР от дискриминации со стороны Запада достигали 6 млрд дол. в год; в начале ХХI века такой ущерб, по оценкам Минэкономразвития и торговли и Минпромнауки и технологий России, почти достигает 4 млрд дол. за год. Но, если в 1952 г. доля промышленного и энергетического сырья в стоимости советского экспорта не достигала трети, то сегодня – в российском экспорте – она превышает 60%.

Страны-члены СЭВ и Китай еще осенью 1951 г. совместно заявили о необходимости и неизбежности тесного сотрудничества всех стран, не склонных подчиняться "долларизации" и диктату проамериканских торговых и финансовых структур. Иначе, согласно этому заявлению, "всех несогласных новые колонизаторы будут, во-первых, стравливать друг с другом, а во-вторых, – подвергать любым формам агрессии и дискриминации...". В документе говорилось и о необходимости проведения международного форума по этим вопросам.

Что же, прогноз 1951 г., как показывают современные события, вполне актуален (тому подтверждение – конфликты между Ираком и Ираном, Индией и Пакистаном, Великобританией и Аргентиной, КНР и Индией, Боливией и Чили, Эфиопией и Сомали, Парагваем и Боливией, Эритреей и Эфиопией). Достаточно сказать, что те страны, которые публично осуждают методы МВФ-ВБ-ВТО, недавно внесены руководством США в пресловутую "ось зла", а это не исключает и интервенцию против "непокорных". Распад мирового, точнее – транснационального рынка после Второй мировой войны резко ограничил всевластие транснациональных структур: можно сказать, отверженные Западом экономики и государства объединились в централизованный экономико-политический блок, который стал "магнитом" для развивающихся, точнее – слаборазвитых стран.

Впрочем, таких и тогда, и сегодня – большинство в мире. Основные же их "достоинства" прежние: колоссальные запасы разнообразных ресурсов и дефицит индустриальных технологий. И отнюдь не все эти страны намерены, скажем так, обменять свою независимость на внешние займы и индустриализацию по транснациональным рецептам. Совсем "свежий" и весьма печальный пример Аргентины доказывает несостоятельность навязанных извне неоколониальных моделей социально-экономического развития. Та же ситуация была в начале 50-х. И, например, многие аргентинские чиновники и экономисты одними из первых поддержали советскую идею международного экономического совещания и создания общего "недолларового" рынка социалистических и развивающихся стран. Наряду с Аргентиной, среди первых сторонников такой политики и соорганизаторов Московского совещания – КНР, Индия, Индонезия, Эфиопия, Мексика, Уругвай, Иран, Йемен, Афганистан, Сирия, Югославия (что обозначило постепенную нормализацию советско-югославских отношений).

Примечательно, что соответствующее предложение СССР, изложенное в выступлениях А.Я. Вышинского и Д.Т. Шепилова в ООН в 1951–1952 гг., а также в упомянутом совместном зявлении стран-членов СЭВ и Китая 1951 г., было поддержано некоторыми западными странами, отвергшими "маршаллизацию", – Швецией, Австрией, Финляндией, Ирландией, Исландией. Их представляли на совещании министры внешней торговли или иностранных дел.

Всего в работе этого форума участвовали 49 стран, представленных 680 чиновниками, бизнесменами, экспертами. Индия направила 28 человек, Аргентина и Индонезия по 15 человек (это были самые многочисленные и высокопоставленные делегации из несоциалистических стран). За время работы совещания и до конца апреля 1952 г. в Москве было подписано свыше 60 торговых, инвестиционных и научно-технических соглашений на срок от 3 до 5 лет, в том числе с участием СССР (19 соглашений).

Остальные были "перекрестными" – между развивающимися странами; между ними и соцстранами; с участием некоторых западных стран и банков и т.п. Основные принципы таких документов: таможенные и ценовые льготы для развивающихся государств или их отдельных товаров; взаимный режим максимального благоприятствования в торговле, кредитах, капиталовложениях, научно-техническом сотрудничестве; согласование политики в международных экономических организациях и на мировом рынке; возможности бартера (в том числе в погашении долгов), взаимно согласованных цен и исключения долларовых расчетов.

Словом, именно в апреле 1952 г. в Москве началось формирование общего "недолларового" рынка социалистических и развивающихся стран. А ведь, заметим, с 1997 г. Россия предоставляет схожие льготы развивающимся государствам – прежде всего потому, что они, как и в начале 50-х, заинтересованы во-первых, в торговле без "транснациональных" посредников, а во-вторых, – в импорте технологического оборудования по приемлемым расценкам и без финансово-политических условий.

Но российскую промышленную продукцию, как и в 50-х советскую, всячески третируют на западных рынках. Поэтому долгосрочная стыковка интересов нашей страны, развивающихся и ряда бывших соцстран не только очевидна, но и бессрочна. Возможность формирования равноправных мирохозяйственных отношений и их основные принципы были обоснованы Сталиным, причем в канун совещания: в феврале 1952 г. об этом подробно говорилось в его работе (по итогам советской экономической дискуссии 1951 г.) "Экономические проблемы социализма в СССР". Поддержали такую идеологию мировой экономики и торговли Мао Цзэдун, Неру, Тито, Сукарно, Перон, Моссадык, Хайле Селассие – то есть авторитетные лидеры "незападного мира" того периода (кстати, после того, как Тито в марте 1952 г. публично одобрил сталинскую идею международной экономической взаимопомощи и, соответственно, Московского совещания, советско-югославская полемика почти прекратилась).

Характерно, что многие союзники США тоже участвовали в этом форуме, представленные, главным образом, бизнесменами, аналитиками и чиновниками среднего ранга (Великобритания, Франция, Италия, Дания, Норвегия, Канада, Турция, ФРГ, Япония, БЕНИЛЮКС, Бразилия, Саудовская Аравия, Австралия, Либерия). Но и они были уполномочены подписывать документы о торговле и сотрудничестве с другими странами.

Шепилов и Микоян, представлявшие СССР, в своих выступлениях на совещании предложили поэтапное формирование общего рынка социалистических и развивающихся стран: сперва – дву- и многосторонние соглашения с похожими условиями (по ценовым, таможенным, кредитным льготам, товарным квотам и т.п.), затем – постепенная унификация принципов внешнеэкономической политики и развитие "общеблоковой" свободной торговли. А на заключительной стадии – создание межгосударственной расчетной валюты с обязательным золотым содержанием и, соответственно, фактическое создание упомянутого рынка. С некоторыми модификациями эту идею поддержали все участники совещания, кроме стран-союзников США: их делегаты, самое большее, призывали к деполитизации торговли и сотрудничества, за постепенную отмену экономической дискриминации стран и народов.

Нелишне, в этой связи, напомнить, что именно в дни работы Московского форума в ФРГ был создан действующий и сегодня "Восточной Комитет германской экономики" – поныне самый крупный в зарубежной Европе альянс власти и бизнеса во имя экономического сотрудничества теперь уже с бывшими СССР и восточноевропейскими соцстранами.

Оценки результатов Московского совещания и преимуществ равноправных мирохозяйственных отношений, высказанные на этом форуме, были весьма оптимистичными:

Чжоу Эньлай (премьер Госсовета КНР): "Социалистические и бывшие колониальные страны способны обуздать вожделения старых и новых колонизаторов. Созидание равноправных экономических отношений отвечает интересам всех государств, не желающих расплачиваться своими суверенитетом и национальной экономикой за долларовые, хотя и, вероятно, обильные "подачки" монополий и империалистов...".

Стане Доланц (союзный секретарь ФНРЮ по внешней торговле): "Подлинное экономическое равноправие, как и взаимодействие народно-демократических и развивающихся стран во внешней торговле и финансовых вопросах должны, как считает Югославия, привести к новому типу международных отношений, а также укрепить национальный суверенитет, на который покушаются западные капиталисты...".

Фелеке Гиоргис (министр иностранных дел Эфиопии): "Моя страна всецело поддерживает идею прямой, без колониальных посредников, двусторонней и мировой торговли. Посреднические корпорации, как и другие западные монополии, угрожают экономической самостоятельности и национальному суверенитету многих стран, а кое-где – и выживанию народов...".

Фелипе Фрейре (президент Аргентинской палаты содействия международной торговли): "Торговля и другое сотрудничество с "немаршаллизованными" странами имеют стратегическое значение для Аргентины – они укрепляют ее позиции в мировой экономике, ослабляя нашу зависимость от американских трестов и банков...".

Гьян Чанд (министр внешней торговли, главный экономический советник президента Индии): "Технологическое, кадровое и научное обновление индийской экономики едва ли осуществимо без тесной кооперации с социалистическими странами. Плюс к тому, их помощь и предложения не оговариваются бесцеремонными политическими требованиями или неоколониальными финансовыми условиями...".

Ахмед аль-Юфис (посол Йемена в СССР): "Моя страна считает невозможным международное экономическое равноправие, как и развитие своей экономики без тесного взаимодействия всех государств, отстаивающих свою независимость...".

Эстен Унден (министр иностранных дел и внешней торговли Швеции): "Развитие равноправного экономического сотрудничества предотвратит захват мировой экономики и торговли несколькими сверхкрупными корпорациями, намеренными диктовать свои правила и подавлять даже потенциальных конкурентов...".

Илмар Харьятссон (министр иностранных дел Исландии): "Все страны должны иметь возможность свободного выхода на мировой рынок и самостоятельно торговать национальной продукцией. Во всяком случае, такие отношения необходимы, возможны и выгодны на дву- и многосторонней основе...".

После 1953 г. власти СССР и большинства других стран СЭВа, скажем так, постепенно "отошли" от внешнеэкономической идеологии 1952 г., предпочитая почти исключительно двустороннее экономико-политическое сотрудничество с развивающимися странами, а в нем, как известно, набирали обороты политико-идеологические факторы.

Подавление же советскими войсками восстания в Венгрии, да и осуждение Сталина на ХХ съезде КПСС (1956 г.) едва ли не похоронили идею Московского совещания 1952 г., альтернативную проамериканской "глобализации". Вдобавок, СССР со второй половины 60-х стал снабжать Запад дешевым энергетическим и промышленным сырьем (эту "эстафету" приняла Россия), что, фактически, сдало в архив ту идею. Кроме того, началась и усугубилась советско-китайская полемика, причем, обвинения Пекина, адресованные СССР "в энергосырьевой подпитке империализма и в военно-политическом гегемонизме в регионе СЭВа" Москва не оспаривала. Вплоть до распада СССР.

В последующие годы идеологию "антидолларового" сообщества развивающихся и некоторых соцстран пытались оживить и воплотить титовская Югославия – в рамках Движения Неприсоединения, что поддерживалось другими его странами-основателями – Бирмой, Ганой, Египтом, Индией, Индонезией. По-новому заветы Московского форума интерпретировал и Мао Цзэдун, выдвинув в конце 60-х "Теорию трех миров", по которой "истинно социалистические" (КНР, КНДР, Албания, Вьетнам, Куба, Румыния) и развивающиеся страны должны развивать экономико-политическую, а, если потребуется, и военную взаимопомощь для противодействия "старому и новому гегемонизму" (т.е. США и СССР с их союзниками). В последние годы схожие идеи выдвигают Китай и Куба, Малайзия и Иран, Ливия и Белоруссия, КНДР и Ирак, Бирма и Судан, Сирия и Исландия, Танзания и Сомали, Йемен и даже "карликовые" Сан-Марино с Республикой Восточный Тимор.

Иными словами, у многих государств выбор сегодня тот же, что и в начале 50-х: либо принять проамериканскую "глобализацию" со всеми ее атрибутами и методами, либо создавать такой общий рынок товаров, капиталов и услуг, который коллективно бы защищал национальные экономики и, соответственно, государственные суверенитеты. Контуры блоков такого рода имеются: это, например, экономическое сообщество Северной Европы и Европейской Арктики; Южной Азии; Северной Африки; Европейская Ассоциация свободной торговли (Норвегия, Швейцария, Исландия, европейские "карлики"); Восточноафриканский таможенный союз. Это и ассоциации стран бассейна Индийского океана и Черного моря; "Шанхайская Пятерка"; российско-белорусский, швейцарско-лихтенштейнский ("Альпийский") союзы. Примыкают к ним создаваемые с участием России Евразийское экономическое сообщество, Организация стран СНГ – экспортеров природного газа и ирано-туркменская идея, точнее – концепция Каспийского Сообщества (включающего и РФ), а также межгосударственные экономико-экологические программы "Днепр", "Неман", Западная Двина", "Возрождение Арала", "Амазония", "Нил", "Меконг".

Так что "идеология" Московского форума полувековой давности в той или иной форме воплотилась на практике.

Но смогут ли страны-участницы упомянутых структур бросить совместный вызов неоглобализму, создавая альтернативную ему систему равноправных торгово-экономических отношений, предусматривающих и финансовую взаимопомощь – зависит в первую очередь от того, согласятся ли эти государства с той ролью, что уготована им "глобализацией" по-американски.

Все это косвенно подтверждают слова председателя президиума Совета РФ по внешней и оборонной политике Сергея Караганова: "Отказ США от поддержки России при ее вступлении в ВТО из-за проблем с импортом "ножек Буша" будет свидетельствовать о том, что не только экономические, но и политические отношения между двумя странами весьма слабые. Добавив сюда конфликт из-за российской стали, получается, что между США и РФ идет нормальная торговая война. В этой связи, надо достоверно просчитать, нужно ли России вступление в ВТО, если наша страна потеряет возможность отстаивать свои интересы".



Tags: Экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments