Imperial Commissar (imperialcommiss) wrote,
Imperial Commissar
imperialcommiss

Category:

Что такое коммунизм? (Часть II)

Продолжение. Начало.





Эксплуатация человека человеком

Как коммунары относятся к так называемой эксплуатации человека человеком? Считают огромным злом в любом случае. На самом деле связка эксплуатации человека человеком со злом – это ложная связка. В общем виде эксплуатация – это не добро и не зло. Всё зависит от конкретных форм эксплуатации. Если человек эксплуатирует автомашину, то это хорошо или плохо? Может быть, хорошо, если человек добросовестно эксплуатирует машину и заботится о ней. А может быть, и плохо, если хозяин плохой. От хозяина всё зависит. Так же и в случае эксплуатации человека человеком.

Вообще под словом «эксплуатация» понимаются очень разные вещи. Есть здоровая эксплуатация человека человеком – или, точнее сказать, разные уровни прав на управление и распределение ресурсов. Эта форма – естественный процесс. Это следствие неравенства людей, неравенства людских способностей, неравенства вложенного труда и неравенства ответственности.

Сегодняшняя социология говорит о том, что даже в западных странах, где с детства культивируется предпринимательская инициатива, только около 10 % людей способны и хотят быть предпринимателями или, другими словами, хозяевами и руководителями первого уровня (так называемыми эксплуататорами). Работа настоящего добросовестного предпринимателя – это очень тяжелый, сложный и рискованный труд. Понять его сложности способен лишь тот, кто этим когда-либо занимался.

Конечно, есть и другие формы эксплуатации – хищнические или просто грабительские. Их надо пресекать. Они проявляются в первую очередь там, где нет конкуренции, где есть монополия одного хозяина. В нормальном обществе государство не может стоять в стороне от эксплуатации, не регулировать её и не держать её под контролем. Но обычно так всегда и делается в государствах с развитой системой свободного предпринимательства и где элита формируется из коренного народа.

На самом деле ненависть руководителей коммунаров к эксплуатации – это чистой воды ложь, пропагандистская ширма. Они не только не хотят уничтожить эксплуатацию человека человеком. Они не такие глупцы и понимают, что это в принципе невозможно. Они хотят одну естественную мягкую форму эксплуатации поменять на другую форму эксплуатации – более жёсткую. Они хотят естественную эксплуатацию наемного работника хозяином поменять на гораздо более жестокую эксплуатацию наемного работника огромным и ненасытным государством. А хозяином государства станут коммунары. Вот их истинные цели. После чего наемный работник будет получать в 10 раз меньше или вообще ничего не получать, кроме рабского рациона.

В своё время диктатор югославского коммунистического правительства маршал Тито разоткровенничался и сказал: «Коммунизм есть просто государственный капитализм, при котором государство обладает абсолютным правом собственности на всё, включая усилия людей».

Если в условиях свободного предпринимательства существует реальный рынок труда, наличие многих, разных хозяев, среди которых наемный работник может выбирать, то в коммунизме хозяин один – государство. И этот хозяин (государство) лишает наемного работника всякого выбора и имеет монопольную возможность диктовать ему любые условия, не принять которые человек не может. То есть, если при свободном предпринимательстве, где нет монополии, а есть конкуренция, степень эксплуатации не может быть очень высокой (работник уйдет к другому хозяину), то при коммунизме степень эксплуатации может быть сколь угодно жестокой. Коммунизм – это абсолютный рабовладельческий строй.

Другими словами, коммунары эксплуатацию человека человеком заменяют более жестокой эксплуатацией человека ЧЕЛОВЕКАМИ через государство. То есть вместо одного эксплуататора появляется группа эксплуататоров (хозяев государства «рабочих и крестьян») да плюс само государство (огромная армия чиновников).

Для примера можно дать несколько цифр. При царизме помещик, являясь собственником земли, сдавал её в аренду крестьянам на условиях десятины, то есть крестьянин сдавал помещику 10% своего урожая, 90% – оставлял себе. При советском коммунизме основная масса работников получала минимальную зарплату и еле дотягивала от зарплаты до зарплаты. Но самые интересные цифры – это коммунистические заработки выдающихся людей. Например, во времена советского коммунизма изобретатели и рационализаторы по законодательству получали всего 2% от экономического эффекта своих изобретений. На практике и этого не было. На практике реальный экономический эффект уменьшали как минимум в 10 раз, а уж от этого брали 2%. То есть изобретатель получал всего 0,2% от того, что дало его изобретение, а государство получало 99,8% от чужого изобретения. Вот истинная суть борьбы с эксплуатацией человека человеком.

Коммунистический лозунг «Кто не работает, тот не ест» показывает абсолютно звериное и безразличное отношение коммунизма к человеку. Состарился, заболел, не можешь работать? На помойку. Как выбрасывают старую гайку, так и списываются другие средства производства, даже если это человеческие существа. Но дело даже не в этом. В этом лозунге утаивается главное: этот КТО на кого не работает? Про это не говорится. А на самом деле открытый смысл этого лозунга следующий: «Кто (НА НИХ И НА ИХ УСЛОВИЯХ) не работает, тот не ест». Задача коммунистической мафии – уничтожить непокорных голодом.

Надо еще раз отметить, что врагом номер один для коммунизма является средний класс – класс мелких и средних собственников-предпринимателей. Почему? Потому, что для олигархии наемные работники не страшны. Наемный работник привык исполнять решения других. А предприниматели или единоличники – это для олигархии конкуренты. Это независимые люди, которые сами привыкли принимать решения и жить по собственной воле и по собственному разуму.

Коммунизм – мечта паразитов. Это видно из основного принципа коммунизма: «От каждого по способностям, каждому – по потребностям». Если слабый, глупый и ленивый наработал на 100 рублей, а потребности у него на миллион рублей, то вот это и есть паразитическая эксплуатация. Этот горе-работник отнял у работяг 999900 рублей. Вообще потребности людей ничем не ограниченны. У достойных людей есть самоограничение, у ничтожных людей – принципы самоограничения и самоуправления не развиты. Чем ниже способности – тем больше потребности.

На самом деле в истинном социалистическом государстве есть главный библейский принцип: «Каждому своё». Каждый должен получать только в соответствии со своими заслугами перед народом.


Мы

Одним из мощных средств оболванивания народа является игра словами. Одним из самых любимых коммунистических слов является местоимение «МЫ». Оно прекрасно выражает суть коммунизма. Всё объединить в одну кучу, в одну общую тарелку, создать хаос, неразбериху и в этой мутной водичке ловить рыбку своими ручонками.

С помощью «МЫ» можно заморочить голову и замазать всю суть того, что делают не какие-то непонятные МЫ, а вполне конкретные негодяи, которых очень немного. «МЫ» – постоянно звучит из телевизора и других СМИ. С помощью «МЫ» программируется стиль неконкретного мышления. С помощью «МЫ» всегда уходят от ответственности.

Вон было выступление Александра ИСАЕВИЧА Солженицына по телевизору. Что же Исаевич говорит? Он говорит: «МЫ развалили национальную промышленность. МЫ довели экономику до хаоса. МЫ развели невиданную преступность. МЫ допустили засилье доллара в нашей стране» и т.д.

Кто же это такие – эти МЫ? Это кто? Я? Вы? Слесарь дядя Вася? Это он развалил экономику? Это он переводит деньги из России в Израиль и в США по 30 миллиардов долларов в год?

Нет. Никаких МЫ не существует в природе. Это всё коммунистическая демагогия. Цель этой демагогии – замазать и заболтать реальные процессы. Уйти или увести от ответственности, переложить эту ответственность на всех, на весь народ. Весь народ, оказывается, виноват в том, что правящая мафия разворовывает страну в невиданных в истории человечества масштабах.

Не МЫ, а ОНИ целенаправленно разваливают экономику. Не МЫ, а ОНИ развели преступность и хаос. И у этих ОНИ есть конкретные фамилии, это конкретные люди и их состав очень невелик.

А ведь Солженицына преподносят как убежденного антикоммуниста, а он говорит коммунистическими стереотипами. Несут ли его слова людям истину? Нет, они закрывают, затушевывают, забалтывают реальные процессы. После чего Исаевич зовет нас вернуться в интернационал иудофилов. Хотелось бы надеяться, что Солженицын делает это по глупости, а не по злому умыслу.

Солженицын не одинок. Практически вся Россия поголовно отравлена коммунистической системой мышления. Сменить эту систему коммунистического менталитета – задача огромной сложности и длительного времени. Если трудно внушить народу новые идеи, то не менее трудно уничтожить старые.

Легко увидеть, что коммунистическое МЫ – это средство. Его задача – закрыть структуру, ликвидировать способность к различению, оглупить и одурачить людей.

Отношение к «Мы» и к «Я» – это прекрасная лакмусовая бумажка по различению кто есть кто. Сегодня одним из модных движений является движение «К богодержавию», или Концепция Общественной Безопасности «Мертвая вода». Её хозяином является неведомый кукловод под общим названием Предиктор. Этот Предиктор понаписал огромное количество текстов и этим множеством информации утопил обывателя. Обыватель годами читает «Мертвую воду» и никак не может понять суть этой концепции. А суть очень проста. «Мертвая вода» – это коммунисты, выборочно ковыряющие Коран.

Свою коммунистическую суть Предиктор особо не рекламирует. Но её легко увидеть по отношению к частной собственности, к личности и к идее неравенства. Предиктор частную собственность отвергает и подавляет самостоятельное мышление личности. Старые коммунары кричали: «Уничтожим эксплуататорские классы, построим безклассовое общество, общество всеобщего равенства». Предиктор говорит то же самое, только немного другими словами: «Разрушим толпо-элитаризм». Старые коммунары самым жестоким образом подавляли личностное мышление. Слово «Я» было ругательным. Хорошим словом считалось слово «МЫ».

Личности объединяли в классы и топили в этих классах всякую индивидуальность. Тех, кто говорил: «Я думаю, Я считаю, Я хочу, Мой, Моя, Моё», коммунары ненавидели всеми фибрами своих жалких душонок. Тех, кто говорил Я, обзывали эгоистами, негодяями, несчитающимися с мнением людей, самовлюбленными зазнайками, врагами народа и прочая и прочая. Это завистливое и ненавистное отношение к личностям вдалбливалось с головы гомосоветикуса с самого детства. Задача коммунистов – полностью запретить людям быть самостоятельными личностями. Запретить говорить «Я», запретить любое самостоятельное даже не действие, а преддействие – мышление. Сделать человека полным рабом уже на уровне сознания.

Предиктор из «Мертвой воды» также стремится подавить личность и запретить людям говорить «Я». Они придумали новую дурилку, целую теорию, так называемый Я-центризм и с помощью этого «Я-центризма» стремятся дискредитировать самостоятельное мышление. Вместо личностного мышления Предиктор пропагандирует соборное мышление, то есть мышление на уровне МЫ. А МЫ – это никто. И мышление на уровне МЫ – это отсутствие мышления вообще. Соборное мышление – это стадное мышление, мышление людей толпы, неличностей. Предиктору, как и любым коммунистам, личности не нужны. Им нужно стадо человеческих попугаев, повторяющих с помощью МЫ те «истины» и концепции, которые внедрены в несчастные головы попугаев неведомыми кукловодами.
 
Государство

По теории коммунизма государство якобы принадлежит народу. Это абсолютная ложь, причем ложь умышленная. На самом деле государство никогда не принадлежало, не принадлежит и не будет принадлежать народу. У всякого государства есть реальные хозяева, и их круг очень узок. Если круг этих хозяев имеет такую же национальность, как и весь народ, то такое государство будет думать о народе, иногда (и то, если народ будет проявлять активность). Если хозяевами, напр., "белых" государств становятся евреи, то их задача – задавить, ограбить и унизить коренное население.

Лозунг «государство рабочих и крестьян» – это всегда наглый обман. Государство рабочих и крестьян – это всегда власть узкой шайки негодяев. Суть этой реальной власти закрывается ширмой огромных Верховных советов, где в депутатах сидят доярки, кухарки, оленеводы, академики, артисты и прочие холуи режима. По команде вся эта компания депутатов-холуев дружно поднимает свои ручонки и единогласно голосует за те решения, которые уже давно приняты шайкой негодяев. Таким образом, решения негодяев становятся легитимными якобы решениями народа. Вот что такое государство рабочих и крестьян.

При оценке того или иного государства главное – это понять истинные цели этого государства. При тоталитарном государстве цель – это процветание государства, народ – это средство для государства. Но не процветание нации, где государство – как средство для нации.

Так как коммунизм был изначально придуман евреями, то этот лживый «богоизбранный» хазарский народ спокойно и нагло подменивал цели и средства в нужный момент времени. Вначале коммунистической пропаганды Маркс писал, что коммунизм – это средство для процветания народа. Если бы это было так, то вначале надо было бы опробовать это средство, проверить, хорошо ли оно или нет, и только потом насаживать это средство в массовом порядке или выкинуть негодное средство на помойку истории. На самом деле истинные цели иудократии были совершенно другими, поэтому никто ничего опробовать не собирался.

Более того, мгновенно и нагло цель и средство поменяли местами. Во времена совкового коммунизма на каждом заборе красовался главный лозунг советской иудеи «Наша цель – коммунизм!». Вот так легко и нагло коммунизм из средства подменили на цель. Тут же людей, народ превратили из цели в средство для построения коммунизма. Не коммунизм для народа, а народ для коммунизма. Вся совковая пропаганда, вся система образования и воспитания с утра до вечера вещала, что человек должен пожертвовать собой ради коммунизма, умереть ради коммунизма, отдать всё ради коммунизма. Возникает вопрос, а зачем же русским людям этот проклятый коммунизм? Народу-то коммунизм, естественно, не нужен, но он очень нужен кому-то другому.

Когда мы сталкиваемся с этими коммунистическими обобщениями «Мы», «Весь советский народ», «Наша» и т. д., то надо тут же проводить анализ и раскрытие этих мутных обобщений. Чья это «наша» цель? Если серьезно задуматься над этим «наша», то станет ясно, что лозунг «Наша цель – коммунизм» совершенно искренен и верен. Только надо этот лозунг правильно прочитать. А весь фокус заключается в том, что русский народ в это «наша» не входит. Этот лозунг мировая иудократия пишет от своего лица. Это ИХ цель – коммунизм, и они об этом гласно и нагло заявляют оккупированному народу: «Наша цель – коммунизм». Только оболваненный народ не понимает этих игр. Не понимает смысла самых, казалось бы, простых лозунгов. В оккультизме абсолютно всё доступно обозрению, но недоступно пониманию непосвященных.

Вспомните советскую коммунистическую пропаганду. Каковы были критерии прогресса в развитии общества и государства? Развитие и совершенствование человека? Да ничего подобного. Человек для НИХ был всего лишь средством. Главными показателями были миллионы тонн нефти, миллионы тонн чугуна и стали, миллионы тонн угля и т. д. Человеком легко жертвовали ради нефти и стали. Человек был средством, а нефть и сталь – инструментом могущества государства. ИХ государства. ОНИ были хозяевами государства. ОНИ же являются хозяевами России и поныне.


Цены

Прожив 70 лет в условиях одуряющего воздействия коммунистической идеологии, советский человек при всем своем желании или нежелании становится неосознанным коммунистом. Даже те, кто громко кричит о своем антикоммунизме, свой коммунистический менталитет не осознают. У подавляющего большинства людей голова забита информационным мусором.

Но есть неплохие тесты на коммунистичность мышления. Один из них – отношение к ценообразованию.

Представьте себе такой пример. Один предприниматель выпускает, например, ложки. Пусть себестоимость ложки – 1 руб., оптовая цена – 2 руб., розничная – 3 руб. Как оценить справедливость данного производственного процесса? Вроде бы всё нормально, особых причин для крика нет. Теперь второй предприниматель умудрился выпускать похожие ложки, имея себестоимость не 1 рубль, а в 10 раз меньше – 10 коп. Оптовую цену установил в 1 руб. 50 коп., в розницу – 2 руб. Как оценить этого предпринимателя? Человек с коммунистическим менталитетом сразу закричит, что этот предприниматель барыга, спекулянт, грабитель, дерет с народа сто шкур и т.д. Рыночник скажет, что этот предприниматель – удивительный молодец, нашел какую-то новую передовую технологию, снижающую себестоимость в 10 раз. Умница. Кто же прав?

Оценка справедливости ценообразования вытекает из понимания того, как это ценообразование должно происходить. По марксизму, цены складываются из затрат плюс какая-то рентабельность. Сторонник свободного рынка понимает, что цена – это результат соотношения спроса и предложения, понимает, что в условиях рынка цена не складывается (как у Маркса), а раскладывается. То есть цену товара не надо ни из чего складывать, цена товара уже известна из рыночной конъюнктуры. Важно разложить эту цену на затраты, чтобы затраты влезли в эту цену. И чем меньшую долю цены эти затраты составят, тем больше прибыль, тем лучше. Не влезешь – можно товар не выпускать, никто твои затраты складывать не будет. Они никого не интересуют. Кто-то уже работает эффективней.

У Маркса цены затратные, и именно это являлось одной из ключевых причин неэффективности советской экономики. Есть цены полезные, то есть цена товара определяется не тем, сколько чего затрачено, а полезностью товара перед потребителем. Ведь потребителю безразлично, какова себестоимость товара, ему эти знания не интересны. Ему важен результат, конечная стоимость и полезность товара. В нашем примере покупателю понравятся ложки второго производителя, так как потребительские качества примерно одинаковы, а цена в полтора раза меньше.

Старые и новые сталинисты с умилением рассказывают, как во времена сталинизма каждый год снижались цены. «Ах, как было прекрасно, как было хорошо», – утирая слюнявую слезу, рассказывают сталинисты. А кому было хорошо? Крестьянину, у которого молоко Сталин «скупал» ниже себестоимости? Ему было хорошо? Сельскому хозяйству было хорошо? Рентабельность которого из-за ценового произвола коммунистического государства была около нуля. Только процентов 20% хозяйств могли выдержать этот ценовой прессинг, а остальные жили в условиях хронической нерентабельности. Государственному бюджету было хорошо? Вкладывать безконечные финансовые ресурсы в нерентабельное сельское хозяйство. Чем больше вкладываешь в нерентабельный процесс, тем больше теряешь. России, потерявшей из-за этой ценовой политики продовольственную безопасность, было хорошо? Кому же было хорошо? Да были такие. Всем паразитам было хорошо. Коммунизм – всегда паразитизм, одних за счёт других. Да и США было хорошо, продавать за валюту хлеб в Россию и держать её в зависимости.

Зачем Сталин с помощью низких цен душил крестьянство? Это было продолжением политики геноцида русского крестьянства. Вначале Сталинская банда физически уничтожила русских кулаков. Потом середняков. Потом было организовано уничтожение крестьян с помощью целенаправленного голода. У крестьян не просто задаром отбирали часть хлеба, у них сталинские коммунисты отбирали весь хлеб до последнего зернышка.

Заметим, что во время самого жестокого голода 1932 и 1933 гг., когда людей довели до такого состояния, что матерям приходилось есть своих младенцев, Сталин активно вывозил за границу зерно. В 1932 г. Сталин вывез в Западную Европу 18,1 миллиона центнеров зерна. В 1933 г. – 10 миллионов центнеров. Но коммунистам и голода было мало. Они понимали, что русское крестьянство – это постоянный источник опасности для коммунизма. Низкие цены были постоянной удавкой на шее крестьян. И не только крестьян, но и всего русского народа.

Сталин и все его коммунистические последователи постоянно душили крестьянство низкими ценами, часто ниже себестоимости. Например, в советское время коммунистическое государство «закупало» картофель по цене 6 руб. 06 коп. за центнер, а себестоимость картофеля была 9 руб. 61 коп. И попробуй хоть килограмм продай на сторону по другой цене. Это считалось спекуляцией и каралось тюрьмой. Хлопок, рис, чай, цитрусовые требуют близких с картофелем трудозатрат, поэтому и цены на них во всем мире примерно одинаковы. Если цены и отличаются, то не более чем в два-три раза. И только в СССР картофель был в 20 раз дешевле апельсина и в 35 раз дешевле лимона.

Вообще в советское время в ходу был прекрасный термин, чётко объясняющий суть происходящего. Этот термин «Сдавать». Во всех планах, во всех сводках фигурировало слово «сдавать». Звучало это примерно так: «Колхоз «Красный гвоздь» сдал государству столько-то миллионов тонн чего-то». Не продал, а сдал. При коммунистической ценовой политике слово «продал» не имело смысла. Рабы должны сдавать рабовладельческому государству всё, что ими наработано. Вот как с помощью цен строится рабовладельческий режим.

Низкие цены – это далеко не всегда благо, чаще всего наоборот – это зло. Представьте себе, уважаемый читатель, что цена молока будет около нуля и молоком будут мыть тротуар. Это хорошо? Нет, это неправильное использование ресурсов. Низкая цена товара – это в первую очередь низкая цена на труд тех, кто этот товар производит, это низкая рентабельность производства, это снижение интереса к производству данного товара. С помощью низких цен можно удушить любой производственный процесс.

Вспомните, сколько стоили доски до перестройки? Ничего не стоили, копейки. И что было с досками? Не было досок, дефицит. Сейчас сколько стоят доски? Дорого. Как с досками? Есть любые, сколько хочешь. Сколько стоили гвозди до перестройки? Ничего не стоили. Как было с гвоздями? Не было гвоздей, дефицит. Сейчас? Гвоздей сколько хочешь, любых. И так по всем товарам.

Низкие цены решали еще одну очень важную для коммунизма задачу. Задачу навязывания равенства, уравниловки. Чтобы работающие в сто раз лучше других имели бы примерно такую же рентабельность, как и те, кто работает из рук вон плохо, и те, кто вообще производит никому ненужное барахло. Естественно, это «равенство» навязывалось только для нижних этажей социальной пирамиды, для русских рабов. Для высших этажей коммунистической пирамиды власти никакого равенства, естественно, не планировалось. Там была жёсткая иерархия.
В течение всего времени советского коммунизма на всё были умышленно заниженные цены (в том числе и на жизнь человека).

К чему приводили низкие марксистские цены:

  • к постоянному дефициту всего и вся;
  • к бесконечным изнуряющим и одуряющим очередям;
  • к бесконечной паразитической спекуляции. Спекулянты исправляли марксистских экономистов и переводили затратные цены в цены спроса и предложения, но производители не могли получить эту ими созданную разницу;
  • к низкой рентабельности производства;
  • к уравниловке и к отсутствию стимулов к хорошему труду;
  • к деградации людей, общества и государства. И т.д. и т.п.

У приезжающих из капитализма людей самое общее представление о коммунизме было очень простым: коммунизм – это дефицит и очередь. А причиной этого были марксистские затратные цены.

Конечно, государство не может не регулировать цены. Ценообразование – дело тонкое. Здесь важно кто регулирует цены и в каких целях регулирует. До Ельцина в СССР цены были настолько перепутаны, что не было ни одной цены, которая объективно отражала бы цену товара. Был коммунистический ценовой хаос, и он был кому-то весьма выгоден. Выгоден всем тем, кто сидел на дефиците и на распределении. Когда Гайдар, в условиях этого ценового хаоса, одномоментно вдруг отпустил все цены, то любой рыночник такое решение оценил бы как произвол или безграмотность. Необходим был длительный период государственного приведения цен в какую-то норму, и только потом можно было отпускать цены, и то не на всё. Гайдар пошел на шоковую терапию. Что ему до русского народа, получившего от этой шоковой терапии страшный удар. Гайдар к русскому народу не принадлежит. Он «богоизбранный».
Tags: Конспирология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment