Imperial Commissar (imperialcommiss) wrote,
Imperial Commissar
imperialcommiss

Исраэль Шамир о ликантропии евреев – обращение либералов в сионистов



Исраэль Шамир Роберт Давид: Веселыми ночами Тель-Авива, среди разноцветных гуляк на Алленби, в битком набитых ресторанах, где оттягивается довольная израильская публика, мне видится ангел в камуфляжной форме, чертящий на стене три слова: "Мене, текел уфарсин". Мой ангельско-русский словарь переводит эти слова так: "Мы вас проверили на вшивость, и вы этой проверки не выдержали".

Черные дни выпали на долю народа Израиля. Черные потому, что все речи, слезы и жалобы наших отцов и нас самих оказались подлинными, как трехдолларовая купюра. В 1968 году я писал на стенах моего родного Академгородка, "Руки прочь от Чехословакии". Еврейский поэт Александр Галич пел красивым низким голосом: "Граждане, отечество в опасности! Наши танки на чужой земле!". С этим лозунгом несколько евреев вышли на Красную площадь, и были порядком помяты милицией.

Галич, Даниэль, Гинзбург, Голомшток имели в виду русские танки в Праге. Мы протестовали против русских танков в Будапеште, Праге, Кабуле, как граждане России, которым дороже честь, нежели ложно понятый патриотизм. Прошли годы. И вот наши, еврейские танки находятся на чужой земле.

[Spoiler (click to open)]Не просто находятся – убивают мирное население, разрушают дома, морят голодом и держат в блокаде миллионы людей. Наши преступления давно превзошли преступления былого Советского Союза в Чехии и Афгане. Надо думать, множество еврейских интеллигентов вышло на наш эквивалент Красной площади? Не тут-то было. Наши певцы воспевают доблесть славных еврейских бойцов, верную руку и зоркий глаз еврейского снайпера, непомерный гуманизм еврейского народа, который мог бы всех гоев Палестины превратить в фарш, но ограничивается только несколькими сотнями раненых в день.

Борцы за права человека, вроде Анатолия Щаранского, боролись с институтом прописки, как наши деды боролись с чертой оседлости. После победы они загнали гоев в резервации, по сравнению с которыми черта оседлости – синоним открытого общества. Палестинец не может поехать даже в соседнюю деревню без разрешения, не пройдя обыск и проверку документов. О поездке на море, в нескольких километрах от дома, он не может даже мечтать.

Евреи протестовали против дискриминации на работе и в вузах. Сейчас мы создали систему тотальной национальной дискриминации. В нашей государственной Электрической компании из 13000 работников – только шесть гоев. 0,0004%. Гои – сорок процентов населения страны от Иордана до моря, но только каждый четвертый имеет право голоса. Нет ни одного гоя в Верховном суде, в правительстве, в генералитете армии, в авиации, в руководстве секретных служб. Нет ни одного гоя даже в редакции главной израильской газеты "Гаарец".

Поэтому все, что говорили евреи в России, следует переписать в свете последующих событий. Мы боролись не за права человека – но лишь за права еврея. Мы были за свободу передвижения и выбора профессий – только для евреев. Мы не против своих танков на чужой земле – мы были лишь против русских танков. При виде несчастного ребенка, подымающего руки перед автоматчиком нас смущает только одно – что это еврейский ребенок. В гойского ребенка можно стрелять, сколько угодно.

Когда Бялик писал "дьявол не придумал должного возмездия за убийство ребенка", он, видимо, имел в виду только еврейского ребенка. Когда он ужасался сценам погрома, его ужасало то, что погром направлен против евреев. Сам по себе погром – вещь обыденная и вполне нормальная. Евреи Верхнего Назарета учинили арабский погром в Нижнем Назарете, но никто из погромщиков не был привлечен к ответу. Зато полиция пристрелила несколько жертв погрома. Еще более страшным погромом стал налет боевых вертолетов на мирный и беззащитный город Бет Джаллу.

В царской России, которую наши деды порочили, как могли, и пустили на слом, от погромов за сто лет погибло меньше людей, чем мы убиваем за неделю. Там погромщики шли, вооруженные ножами и кирпичами, налетали казаки с нагайками, но мы громим гоев с помощью боевых вертолетов и танков. В ходе самого страшного Кишиневского погрома было убито 45 человек и 600 ранено. За последние дни в Израиле убито 150 и ранено 4000 человек. После погрома, в России сотни честных людей и все писатели и интеллигенция выступили против погромщиков. В Израиле с трудом собралось несколько десятков человек на демонстрацию протеста в Тель Авиве, а Союз Еврейских Писателей поддержал погромщиков.

Когда в 1991 году евреи России выступили за частную собственность против коммунизма, они имели в виду только еврейскую частную собственность. Потому что гойскую частную собственность мы конфискуем свободно, как ничью. Пройдите по самым роскошным районам Иерусалима – по Тальбие, по старому Катамону, по Греческой и Немецкой слободе. Все эти дворцы принадлежали гоям – немцам, армянам, грекам, палестинцам – православным и мусульманам. Они были отняты и переданы евреям. Сотни гектаров земли было конфисковано у гоев, десятки домов разрушены.

К нам прилетал поддержать нас в нашей борьбе и гибралтарский еврейский магнат Гусинский. Он взывал к помощи мировой общественности, когда Россия пыталась высвободить российское телевидение из его когтей. Его поддержка Израиля показывает, что Гусинский одобряет конфискации имущества и аресты по этническому признаку. Он только против конфискации еврейского добра. Он против того, чтобы евреи сидели в тюрьме – гои могут сидеть в тюрьмах без суда десятками лет, что и происходит в еврейском государстве.

За кратчайшее время нам удалось зачеркнуть многолетние усилия евреев в области демократии, прав человека, борьбы за равенство. Что, собственно говоря, нам не нравилось в немецких нацистах? Расизм? У нас его не меньше. Иерусалимская русская газета "Прямая речь" провела опрос среди русских евреев об их отношении к палестинцам. "Я хочу убить всех арабов", "Всех арабов надо убить", "Арабов нужно выгнать отсюда, закрыть за ними ворота и повесить замок", "Араб – это араб. Их нужно громить". Я не уверен, что опрос немцев в, скажем, 1938 году дал бы настолько четкую картину. Все же до 1941 года даже нацисты не собирались убивать своих еврейских врагов.

Поэтому скажем: мы были против расизма, пока он был обращен против нас. Мы были против нацизма, пока это был чужой нацизм. Мы были против зондеркоммандо – карательных палаческих отрядов, только пока это были чужие зондеркоммандо. Наши, свои, родные еврейские каратели вызывают у нас восторг. Израиль сегодня единственная страна в мире, где официально действуют отряды убийц, где только вчера Верховный суд ограничил применение пыток. Не беспокойтесь, вас это не коснется: наши палачи действуют строго по пятому пункту.

Мы были против гетто, пока нас загоняли в гетто. Сейчас самый "либеральный" еврейский план предусматривает создание нескольких гетто для гоев, гетто, оцепленных колючей проволокой с танками по периметру и еврейским заводом у забора. Мы дадим этим гетто полную независимость, предварительно отняв у них все источники к существованию.

Ну ладно. Израильтянам промывают мозги с детства. Их с детства учат идее "избранного народа", тому, что евреи – "юбер аллес", что гойская кровь – вода, и всё по праву принадлежит евреям. Обидно, что за кратчайшее время многие еврейские граждане Страны Советов слились с ними в общем хоре. Как замечательно сказал Марк Галесник в "Беседер", Израиль, наконец, выполнил резолюцию ООН, приравнявшую сионизм к расизму.


После того, как ангел написал свои грозные слова, после того, как пророк призвал народ Израиля к покаянию, перед нами открыты два пути. Выбор наш. Мы можем покаяться, как жители Ниневии, отдать чужое добро, дать полное равенство всем, прекратить дискриминацию и убийства, – и понадеяться на Божье прощение, если не ради нас, то ради наших котов и псов. Мы можем упорствовать в своих злодеяниях, как жители Содома, и приготовиться к потоку огня и серы с гневных небес Палестины.
Tags: Кагал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments